images


images
 Логотип видання 'Хрещатик'

images | | | | |        facebook новини в RSS-форматі номер в PDF-форматі
images
разделительная полоска
разделительная полоска
архів | документи | реклама | контакти
разделительная полоска
разделительная полоска разделитель
полоса
images images новини
images
17:00 |  Сторінки історії: папір для першої київської друкарні везли човнами 250 км
images images images
14:00 |  На столичних мостах проводять ремонти. Водіїв просять передбачати більше часу на дорогу
images images images
11:00 |  У Києві за 2-3 роки планують замінити комплексно зношені мережі у найпроблемніших мікрорайонах
images images images
08:00 |  В Україні поширюють неправду про наявність нібито епідемії чуми, сказу та промислового ботулізму
images images images
19:00 |  Україна виступить в Шанхаї на п'ятому Кубку світу з карате Кіокушинкайкан ІКО Мацушима
images images images
17:00 |  Мобільний додаток Kyiv City Guide отримав престижну міжнародну відзнаку
images images images
14:00 |  97 інформаційних табло допомагають пересуватися Києвом
images images images
12:30 |  Пам’яті академіка Олександра Топачевського
images images images
11:00 |  Для радіо та телебачення збільшили квоти на українську
images images images
08:00 |  Понад 8 тисяч киянок знайшли роботу завдяки службі зайнятості
images images images
17:00 |  Через футбол перекриють 3 станції київського метро
images images images
14:00 |  Київські аудитори за десять місяців 2018 року забезпечили відшкодування втрат на майже 46 млн грн
images images images
11:00 |  У столиці відбудеться захід до Всеукраїнського дня працівників культури та майстрів народного мистецтва
images images images
08:00 |  У Києві відбудеться масштабний профорієнтаційний форум для школярів і студентів
images images images
17:00 |  Три події до Дня української писемності та мови у Києві
images images images
images
украинские новости RSS канал новини RSS  |  всi новини
images
полоса

images images ДОКУМЕНТИ  
images
images Рiшення Київради
images
images Розпорядження
images
images Нормативно-правовi акти 
images
images Укази Президента України
images
images Постанови
images
images Накази
images
images Проекти
images
images Документи інших відомств
images

полоса

раделитель розцінки на рекламуРеклама
раделитель меню репроцентрКольороподіл/репроцентр
images меню государственные закупкиДержавні закупівлі
images

Бюджет Києва 2018 Бюджет міста Києва на 2018 рік
images
фото "Картка киянина". Інформаційна сторінка
images
фото Контактний центр
міста Києва - 1551
images
images
images
  images
images
images Роздiли :   стрелка   |    |    |    |    |    |    |    |    |    
виходить у вівторок, середу, п‘ятницю images 5 лютого 2002 року, вiвторок  №16 (2027) images
images
полоса
images
images
СИНИ ВІТЧИЗНИ
images  
images
images
images
05/02/2002



images
Последний бой сотника Александра Омельченко
images
29 января 1918 года под станцией Круты Черниговской губернии, которая была стратегическим железнодорожным узлом на киевском направлении, состоялся ожесточенный бой, исход которого во многом определил дальнейшую судьбу Украины. С одной стороны в нем принимали участие национальные войска украинской Центральной Рады, сформированные из будущих офицеров-юнаков (юнкеров. — Ред.) и студентов Университета имени св. Владимира, набранные на первый курс в основном из фронтовиков. Руководил ими опытный тактик Аверкий Гончаренко.

С другой стороны в сражении дрались срочно сформированные отряды красногвардейцев и революционные матросы Балтийского флота, по приказу Ленина переброшенные в Украину под начало Антонова-Овсиенко — бывшего вольноопределяющегося царской армии, офицера, прошедшего Первую мировую войну.

Мы не беремся судить о подробностях жесточайшего боя — оставим это на совести историков. Предоставим слово нашим героям: ведь у каждого из них была своя Правда. А поскольку за эту Правду они заплатили сполна, то каждый из них достоин уважения.

Волонтерам Крут посвящается.

Тени героев

“Меня убили в штыковой атаке поздно вечером 29 января 1918 года, — так начал свой рассказ сотник первой сотни Студентського охоронного куреня Січових стрільців Александр Омельченко.— О том, что убьют не только меня, но истребят и всю мою военную команду: три десятка студентов Киевского университета святого Владимира, нескольких студентов-медиков и пару школяров из гимназистов, я понял лишь тогда, когда мы вышли на огни станции Круты, что в Черниговской губернии, и увидели на фоне разожженных костров тельняшки и бескозырки матросов Балтийского экипажа.

— Не вини себя, Сашка,— вступил в разговор товарищ Омельченко фельдшер Чижов — бывший студент Медицинского университета, бывший солдат Великой войны.1 — Тебя еще днем в голову ранило, что ты мог разглядеть в потёмках?!

Мы все были уверены, что на станции Круты стоит паровоз с нашими: штабом Аверкия Гончаренко. Кто же знал, что там уже московские войска?

— Ти, Чижов, сам москаль за народженням,— въедливо заметил тут красный балтийский матрос по имени Ферапонт.— Тобі своїх буржуїв було мало, так ти хохлацьких глитаїв пішов рятувати?!

Вот и “заслужил собака удавку!”

...Все собравшиеся возле какого-то примарного огонька в хвойном лесу глубокой ночью в центре большой страны на границе Европы: балтийские матросы, студенты и юнаки из Киева (бывшие юнкера, затем — юнаки первой имени гетмана Богдана Хмельницкого юнацкой войсковой школы), питерские и московские рабочие — возбуждённо закричали, загалдели, заматерились...

— Ахтунг! Молчите! Цілковита тиша! — скомандовал, подняв прозрачную руку (так, что через неё просвечивались деревья), сотник Александр Омельченко. — Мало того, что мы друг друга на том свете поубивали, так вы и на этом базар устраиваете!

Можем не успеть: чувствую — время нам до рассвета.

Давайте без ругани души облегчим: что же все-таки с нами произошло и отчего мы тут после смерти встретились?

Души выживших

— А чого тут довго гадати? — решил боец студенческой сотни Гончаренко-младший.— Покличемо командира нашого війська, мого брата Аверкія Гончаренка. Хай командир і пояснить: чому нас на смерть послали і чому підмоги не було?

...Я-то разом з вами, товариство, убієнний,— з сумом мовив Гончаренко-молодший.— Мене он той німець вдень на багнета піймав...

Человек, вернее, тень человека, которого Гончаренко-младший назвал “немцем”, поднял прозрачное лицо и вымучено улыбнулся: “Я-я-я”, затем быстро произнес “Kommandeur, Kommandeur!” и “Hadvezer, vezer!”2

Сотник Омельченко поморщился, вслушиваясь в чужую речь, затем, обращаясь к юноше по фамилии Гончаренко, произнес:

“Давай, брат, без надрыва. Парень, которого ты немцем назвал, — не немец вовсе, а мадьяр. И чтоб ты знал: сводный отряд Муравьёва, который нас атаковал, на четверть состоял из немцев, китайцев, латышей.

...Но, кроме русских, в нем больше всего было, конечно, нас, украинцев. Да и сам Антонов-Овсиенко, возглавивший по приказу Ульянова фронт против Центральной Рады, как ты понимаешь, был вовсе не монголом...”

— Це точно. Можу пітвердити: мій головний суперник Антонов-Овсієнко народився в Чернігові.

Из тени деревьев выступил мужчина лет восьмидесяти. Его возраст и благородное лицо с зачесанными назад седыми волосами резко диссонировали с неприличной молодостью окружающих.

“Я — Аверкій Гончаренко,— представился вновь прибывший. — Командувач українських військ у бою під Крутами.

...Мене не зарізали більшовики під час операії по видаленню чирею у Кисловодську, як зробили це з Михайлом Грушевським. Мене не застрелив месник-єврей, як Симона Петлюру в Парижі. Я не сконав у злиднях у своєму “закутку”, як письменник Володимир Винниченко у повоєнній Франції.

Після Крут я багато років тинявся по чужих світах, аж поки в кінці вісімдесятих мене не покрили землею в Сполучених Штатах Америки.

Та не за себе весь цей час я страждав, не за себе обідно. Першу половину життя мене разом із моїми старшинами звинувачували у дезертирстві, а всю другу половину я чув, що смерть юнаків на полі бою під Крутами була марною”.

Один к десяти

— Дальше буду говорить на русском,— извиняясь произнес Аверкий Гончаренко,— поскольку 29 января 1918 года я, бывший офицер-фронтовик, прошедший Великую войну, отдавал команды войскам Центральной Рады именно на русском языке. И это — естественно, коль собственно на украинском общались между собой разве что хлопцы из крестьян младшего курса первой имени Богдана Хмельницкого юнацкой войсковой школы.

Даже в студенческой сотне Александра Омельченко слышалась преимущественно русская речь: большая часть студентов была из числа фронтовиков-окопников, зачисленных специальным указом Михаила Грушевского в Киевский университет святого Владимира без экзамена. Привыкнуть к рідной мове они не успели, как, собственно, не успели и доучиться.

Полтора десятка романтически настроенных юношей — в основном гимназистов, ввязавшихся за старшими братьями и дядьями, я оставил в санитарном поезде, в тылу. И этому свидетельство — многочисленные воспоминания очевидцев Крутянского боя.

Теперь представьте себе двухполосную железную дорогу, ведущую с Бахмача на Нежин и далее на Киев. На некотором расстоянии от станции Круты её пересекала узкоколейка из Прилук до Чернигова, по которой обычно возили бураки на сахарные заводы. Само существование этой самой одноколейки многие забывают, но именно за ней я приказал накануне ночью вырыть окопы с тем, чтобы насыпь узкоколейки одновременно служила бруствером для обороняющихся.

Итак, слева от пересечения железных дорог находилась пулемётная чета под командованием Семирозума, рядом с ней залегла прибывшая накануне сотня Александра Омельченко и 2-я сотня бывшей юнкерской, ныне юнацкой школы имени Богдана Хмельницкого.

На правом фланге, уже за пересечением двух железнодорожных веток, расположились соответственно 3-я и 4-я сотни юнацкой школы. В резерве оставалась 1-я сотня в полном составе.

Всего в моём распоряжении было около пятисот бойцов. Из них — большая часть будущих офицеров, которые через год-два собирались стать костяком национального украинского войска, и студенты, преимущественно — бывшие фронтовики.

На вооружении у всех были “трёхлинейки” Мосина образца 1891 года. Кроме того — шестнадцать пулемётов системы “Максим” и МГ “Зауэр” 08/15. У многих фронтовиков были наганы, некоторые привезли с германского фронта творения Пауля Маузера — в деревянной кобуре на десять патронов.

По “железке” ходил наш бронепоезд под командованием Лощенко. Собственно, термин “бронепоезд” по отношению к блиндированной (укрытой мешками с песком. — Ред.) платформе, на которой стояло трёхдюймовое орудие и два пулемёта, толкаемой сзади паровозом, — звучало для настоящего военного кощунством. Но... выбирать не приходилось. Спасибо Лощенко, что его “железка” добре послужила под Крутами.

...Напротив меня находилась группировка бывшего подполковника царской армии Михаила Муравьёва численностью до шести тысяч штыков с дальнобойными морскими орудиями на открытых платформах.

Шансов уцелеть у нас практически не было...

Атака балтийцев

— Далі говоритиму я — шкипер первого флотского экипажа героического Балтийского флота Ферапонт Осадчий. — В отблесках огня поднялся матрос по имени Ферапонт.— Не буду долго рассказывать, как я с братишками оказался под Крутами. Тогда Ленин телеграммой бросил клич военно-революционному комитету Центробалта: надо помочь товарищу Антонову-Овсиенко добить украинскую буржуазию. И мы мигом собрали отряд в две тысячи бойцов.

...Многим из-под корабельной брони захотелось выбраться: почуялся запах своей власной земли, женской титьки. В общем, домой нестерпимо закортіло, как мне, например. Родом-то я с Сумщины. А “живая душа калачика чает!”

Ровно в девять утра 29 января, построившись в колонны, по приказу славного Муравьёва мы ударили на офицерскую сволочь и юнкеров.

...Тут не выдержал и обидно рассмеялся в слезящееся туманом лицо призрака-моряка сотник Александр Омельченко:

“Без всякой надобности кадровый военный приказал вам в сомкнутом строю идти на пулемёты. И это подполковник русской армии, участник Великой войны!

Мне кажется, Муравьёв просто генетически ненавидел всех подряд; бывших у него в подчинении красных, попадавших под руку обывателей, гимназистов, а самое главное, своих сослуживцев, сумевших, в отличие от него, к сорока годам надеть генеральские погоны. Кроме того, у Муравьёва была какая-то патологическая страсть именно к пулемётным расстрелам. Сначала он посылал свои войска на пулемёты, затем из пулемётов же расстреливал возле Мариинского дворца жителей захваченного Киева — всего около пяти тысяч человек”.

“Истерик,— подтвердил Аверкий Гончаренко.— При свидетелях, в ночь с 26 на 27 января он позвонил мне по телефону и объявил: “Приготовьтесь к встрече пабедоносной Красной армии, пригатовить обед! Заблуждение юнкеров прощаю, а офицеров все равно — расстреляю!”

...Кстати, предполагал ли этот экзальтированный, как гимназистка, подполковник, что через полгода большевик Варейкис застрелит его в Симбирске за поддержку левоэсеровского мятежа?!

Финал боя

На левом фланге атака моряков была отбита. Студенты кричали “Слава!”, но уже через некоторое время большевистские войска снова пошли в атаку. Причем при организации этого наступления уже чувствовалась воля опытного начальника: вольноопределяющегося, а затем поручика русской армии Антонова-Овсиенко. Наступавшие шли цепь за цепью. Флотская артиллерия пристрелялась, и снаряды стали ложиться уже в боевых порядках отрядов Аверкия Гончаренко.

...Но значительно хуже было другое: заканчивались патроны для пулемётов.

Аверкий Гончаренко понимал, что в случае решительной атаки его силы будут смяты: в штыковом бою один против десяти не выстоит.

...Около двух часов дня Антонов-Овсиенко начал смертельный манёвр: растягивая свой фронт с тем, чтобы обойти правый фланг обороняющихся, зайти им в тыл, отрезать от эшелонов и уничтожить.

— Что предпринял ты, сам —преподаватель тактики бывшей юнкерской школы? — спросил у своего боевого товарища Аверкия Гончаренко сотник Омельченко.

Аверкий Гончаренко опустил седую голову: “Видит Бог, я сделал всё, что мог. В последний момент я бросил в бой резервную первую сотню юнацкой школы, приказав во что бы то ни стало задержать противника до наступления сумерек. Из двадцати моих старшин десять были убиты, на каждого стрелка в цепях оставалось по три-четыре патрона. Я дал приказ отходить”.

...Отряды Аверкия Гончаренко отступили, но не отхлынули, не побежали. В сумерках, опасаясь потерять управление своими собственными войсками, Антонов-Овсиенко отдал приказ прекратить атаки, а тем более преследование отступающего противника. Когда наступило хмурое утро

30 января и красный полководец увидел белое поле, засеянное чёрными грачами — бушлатами моряков славного Балфлота; серыми шинелями воробышков-солдатиков, он с горечью фронтовика махнул рукой, приказал хоронить убитых.

...В братские могилы, вырытые землеробами близлежащего села Печи, легли и безымянные юнаки, старшины, студенты, вольные казаки: всего около двухсот шестидесяти тел.

Потери были значительны, и Овсиенко вынужден был на день с лишним задержать наступление на Киев, что дало возможность представителю Центральной Рады в Брест-Литовске Всеволоду Голубовичу подписать мирный договор с немцами.

...В конечном итоге это привело к тому, что уже через месяц гайдамаки Симона Петлюры и сичовики Коновальца вступили в Киев как войска законного правительства Украинской Народной Республики, изгнав из столицы Украины большевиков.

Постепенно догорал призрачный костерок посередине старого леса. Куда-то незаметно исчезали, будто и не было вовсе, фигуры участников драматических событий. Остались только Аверкий Гончаренко, сотник Александр Омельченко и почему-то шкипер Ферапонт Осадчий.

Гончаренко недовольно посмотрел в его сторону, затем обратился к Омельченко:

“Ну, а как тебя, вообще... угораздило?”

Сотник пожал плечами: “А ля гер, ком а ля гер”. Твои связные до меня не дошли. Их, как теперь выяснилось, поубивало по дороге. Когда стемнело и сама по себе прекратилась стрельба на флангах, я понял, что дело закончено. Мы уходили через лес: Попович, Кольченко, Тарнавский — всех не упомню, я был уже ранен, да и по дороге присоединился еще кто-то из других сотен.

На огни станции мы вышли инстинктивно, из последних сил, как замерзшие в степи птахи залетели на тепло.

Как ты знаешь, накануне в Киеве нас одели, а поскольку была зима, то из самых лучших побуждений выдали вместо сапог валенки. Это нас и сгубило — неожиданный дождь со снегом, зарядивший с предыдущей ночи, превратил твердую землю в непроходимую топь.

Поэтому, когда мы поняли, что на станции уже хозяйничают красные, отступать в лес было поздно.

...Они бросились на моих юнаков и израненных студиозусов, как стая собак на загнанных волчат. Поверь, Аверкий, такой злобы я не встречал даже на германской войне.”

— Да, — согласился Аверкий Гончаренко,— я в той жизни видел тела твоих людей: как будто уже на мертвых штыковые удары отрабатывали. Мы вас после в закрытых гробах хоронили.

Однако пора мне,— Аверкий Гончаренко посмотрел на полоску зари.

Тени Омельченко и Гончаренко на мгновение слились, словно обнялись. Потом Аверкий Гончаренко навечно ушел в сторону рассвета.

— Ну, а мне, значит, куда? — спросил матрос Ферапонт Осадчий.

Омельченко выразительно посмотрел на вчерашнего врага.

— Нет! — закричал тот.— Не хочу, я же не убивал!

— Не убивал, потому что не успел,— просто сказал сотник Омельченко. — Впрочем, если желаешь — идем со мной, неприкаянный. Будешь ходить по миру, пока внуки не рассудят. Как сказано в Святых книгах, “до третьего колена”.

Обе тени одновременно нагнулись, нашаривая в траве что-то такое же неуловимое и призрачное.

Патроны. Калибр — 7,62. Универсальный утешитель и всегда — последнее Слово.

Никита ВАСИЛЕНКО кандидат философских наук, газета “Волонтер”

прочитало 5945 человек      images  
images
images
images
images
Статтi по темi:
images  
images
images
images

СПОЖИВАЧimages images
images
фото
За втрату багажу відповідає авіакомпанія

Останнім часом почастішали скарги від пасажирів на крадіжки речей з багажу в українських аеропортах. З валіз туристів зникають дорогі речі. Ми запитали у юристів, хто має відповідати за втрату багажу і як повернути майно...   дізнатися більше images



РЕЛІГІЯimages images
images
фото
Коли людина молиться, то біси ридають від горя

З прадавніх часів вважалося, що поряд з людьми живуть невидимі «ефірні» істоти, які через низьку щільність є незримими тінями. І це не міф, а реальність. Сучасні прилади зареєстрували цих невидимок в інфрачервоній і ультрафіолетовій частинах спектру. Учені на підставі досліджень зробили висновок, що енергетичні істоти мають природу, аналогічну кульовій блискавці, але поводяться, як розумні створіння, що вкотре підтверджує правильність Біблійських істин...   дізнатися більше images
images
images


images
© Редакцiя газети "Хрещатик".

У разi використання матерiалiв сайту,
гіперпосилання на www.kreschatic.kiev.ua обов'язкове.

Всi права на матерiали цього сайту
охороняються вiдповiдно до законодавства України,
зокрема про авторське право i сумiжнi права. WebAdmin
images images images
bigmir)net TOP 100 images



: 0.4391 sec